Минская епархия Белорусской Православной Церкви Московского Патриархата

Заниматься только тем, что нравится: как нас жестоко обманывает эта установка

maxresdefault.jpg

Я бы такой заголовок дала всей парадигме современной «глянцевой» психологии. Утрирую, упрощаю – но, кажется, не вру. Это прекрасное новое знание мы подхватили и понесли с восторгом в собственную жизнь и в воспитание детей.

Не хотите делать уроки с детьми? Не делайте! Пусть обретают самостоятельность. Не хотите читать книжку? Не читайте! Лучше мама счастливая, чем озверевшая от нудной «Курочки Рябы»! Лучше пусть ребенок с увлечением лепит пельмени, чем таблицу умножения зубрит – есть и без математики много профессий, что уж.

Собственно, что здесь не так? Со многим я и сама согласна… Но. Проблема в том, что это одновременно и восхитительно полезная правда – и чудовищно вредная ложь. Зависит от того, в каком случае применить. И грань настолько тонка, что применяем мы этот принцип ну очень часто – не к месту и себе во вред. Нет, ладно, не «мы» – просто про себя расскажу.

Вот, например, в детстве мне нравилось рисовать. Я училась в художественной школе и иногда задумывалась, не пойти ли мне «в художники». Но ближе к концу обучения преподаватели сказали, что идти на ближайший худграф бессмысленно, а для поступления в Строгановку или Суриковку стоит все-таки еще попахать – почти год усердно заниматься дополнительно. И как-то вот при слове «пахать» мне сразу разонравилось и рисовать, и быть художником… На энное число лет.

Но лета прошли, а то, что не было реализовано от банальной лени, дает о себе знать. Я периодически рвусь «раздраконить» квартиру акриловой краской (к ужасу домашних), разрисовать фасад (многоквартирного дома) или хотя бы сельский туалет (в цвета «дизайнер поймет, а остальным станет дурно»). Может, оно и неплохо, но чуть более уверенные художественные навыки не помешали бы. Пригодились бы они и в работе: я часто как редактор мучаюсь от того, что вдруг точно понимаю, какая картинка мне нужна, но отрисовать ее на нужном уровне не удается, а заказывать в последний момент уже не у кого.

Примерно об этом мне недавно хорошо сказала учительница по музыке, когда я хотела забирать из музыкальной школы дочь под предлогом, что ей уже не очень нравится.

kristopher-roller-320077-unsplash-e1554664271410.j...

– Правильно, Елена Константиновна, разумеется, ей не нравится! Занимается-то она мало, уровень еще слабый, а слух и способности хорошие. Конечно, ей ее музыка не нравится! А еще как всякому ребенку не нравятся неудачи – но чтобы были удачи, надо просто заниматься регулярно.

– Но если призвания…

– Призвания! Чтобы точно понять, есть ли призвание к музыке, ей надо выйти на уровень музыки. А не трень-брень. Вот научится лучше играть, послушает себя – тогда поймет, надо ей это, или нет.

В итоге мы забрали ребенка на полтора месяца – подумать. Вернулась она сама, и пока бросать не рвется – разумеется, кроме случаев, когда выпадает разбирать какой-нибудь сложный такт.

Согласитесь, в этом что-то есть. Одно дело, ребенок изначально равнодушен к музыке. Другое – он увлеченно занимается год-другой, а с усложнением программы «сдувается». Родитель думает: «Ну, ему не нравится, поищем что-то другое» – а ребенку не разонравилось само дело, просто пугают трудности, которые нужно помочь преодолеть. Ведь под «лень» и «не хочу» очень часто маскируется страх неудачи.

А часто мама, как человек современный думает: «Да не нравится мне сидеть над его учебниками! Просто у меня такой ребенок – в конце концов, от троек не умирают!» Но там, возможно, «умирает» внутри музыкант, математик или филолог, которому просто вовремя не помогли.

Нам говорят, что правильная мотивация убирает проблему лени. Мол, будет мотивация – и все пойдет само. А если нужно преодоление – значит, вы просто не на том пути. Но знаете, как человек тщеславный я в художественной школе имела достаточно и внешней мотивации – выставки – и внутренней: мне действительно нравилось творить, я использовала под графику каждый лишний клочок бумаги. Правда в том, что преодоление и постоянство – залог любого развития. И, собственно, залог мотивации – устойчивой, а не «Может, попробовать вот это? Ой, как-то сложно…»

Талант – это первоначальный толчок, он дает движение по инерции, а инерция со временем гаснет. Если талант толкнул человека в спорт или искусство, ему все равно потребуются двигатели – усердие, постоянство, новые навыки.

Вероятно, среди современных родителей слишком много тех, кого насильно заставляли восемь классов играть на скрипочке, и потому у них так велик страх «передавить», они готовы бросать вместе с ребенком все занятия при первой сложности – «пропала мотивация». Конечно, это очень полезный опыт и правильное стремление: дать ребенку свободу выбора и самоопределения. Проблема лишь в том, что иногда без некоторых усилий невозможно точно понять: между чем и чем ты выбираешь. Особенно если ты еще юн, самонадеян и беспечен. Здорово, что родители научились давать детям свободу в выборе дорог. Но совсем бросать чадо одного на дороге – рано.

И как человек, который бросал и начинал множество увлечений вполне свободно и без давления взрослых я вижу, что это, конечно, очень многое дает. Но и навык доводить начатое до конца – вещь все-таки очень полезная. А обучаться ей только в тридцать с хвостиком – немного непросто.

И да: проблема для нас, взрослых, как раз в том, что мы часто вообще не хотим обучаться. Это касается не только профессии или нового хобби – здесь как раз еще куда ни шло. Мы не хотим учиться тому, что доставляет малейший дискомфорт и требует хотя бы минимальных усилий: терпению в общении с ближним, самоограничению, самоорганизации, молитве… Мы согласны на «веру в душе» и вместо аскетики «не есть ближних», живущих где-нибудь в Уругвае. Но в том, что касается реальной жизни, все чаще с восторгом применяем бодрые лозунги отдельных популярных психологов с явно непроработанными детскими травмами, которые кричат: «Сложно? А разводись! Не нравится? Да не делай!».

И мы не делаем – не разобравшись, кто же диктует это «не нравится» – действительно «Я» или, по апостолу, «живущий во мне грех»?

Фетисова Елена