Новости

Главная миссия — призвать людей в Дом Божий. Звонарь Александро-Невского храма рассказал, чем уникальна его профессия

Главная миссия — призвать людей в Дом Божий. Звонарь Александро-Невского храма рассказал, чем уникальна его профессия

Рассказать новость близким:

В звучании колокола скрыта дивная сила, которая проникает глубоко в сердца и пробуждает их от духовного сна. Меньше чем через месяц, 16 апреля, православные всего мира будут отмечать свой главный праздник — Пасху, в честь которой раздастся торжественный колокольный звон. Алтарник, чтец и звонарь Александро-Невского храма Иоанн Шишов на протяжении 25 лет постигает премудрости диковинной профессии. Он считает, что главная миссия звонаря — призвать людей в Дом Божий.

Путь к вере

Иоанн Шишов родился в Советском Союзе, где отношение к православной церкви, как и к религии в целом, было вполне однозначным. Еще со школьной скамьи все советские дети помнили слова Маркса о том, что «религия есть опиум для народа».

— В семье я не слышал разговоров на религиозные темы. Бабушка и прабабушка были верующими, умерли рано. Думаю, что они крепко молились за меня, наверняка причащали, — воспоминает звонарь. — Мама никогда не была безбожницей, но в храм стала ходить после того, как я уже служил в Церкви. Наше советское поколение — обманутое, отрезанное от религиозных традиций. Нас учили, что Бога нет, а религия — это выбор слабых людей. Но истину невозможно закатать под асфальт, она все равно пробьется. И многие, несмотря на официальные запреты, хранили в сердцах веру в Бога, находили именно в ней утешение и надежду в трудные времена.

В детском саду Иван мечтал стать продавцом мороженого, а повзрослев, в школе, серьезно увлекся астрономией.

— Но поступать на эту специальность не решился, поскольку в вузах был большой конкурс и требовалось сдавать физику, а я не очень дружил с этой наукой. Хотя астрономия помогала мне в поиске истины. Задумываясь о происхождении Вселенной, я приходил к выводу, что у мироздания есть Творец. Бэкон говорил, что малые знания удаляют от Бога, а большие — приводят к нему. Как бы то ни было, но поиски и ошибки привели меня к истине о том, что Бог существует, что душа вечна, что человек должен научиться разговаривать с Богом.

Затем последовала служба в армии, работа на заводе, учеба в медучилище, на истфаке БГУ. По мнению алтарника, его поиск и приход к Богу был самостоятельным, а потому, возможно, более долгим.

— Изучая медицину, осознал, что бесполезно лечить тело, если не лечить душу. В процессе духовных поисков я обрел смысл жизни и понял, что вся полнота истины — в православной вере. Я благодарен Богу за замечательных людей, у которых многому научился, но как-то не повстречал духовного учителя, который привел бы меня в Церковь. Думаю, к вере меня привел Господь, по молитвам моих покойных бабушек.

Школа звонарей

Первый раз Иван попробовал позвонить в колокол в музее атеизма в Вильнюсе, куда приехал в конце 80-х на экскурсию. Правда, как говорит он сам, это был скорее не звон, а просто бренчание, чистый экспромт. Как-то в Александро-Невском храме ему сказали:

— Раз ты в алтаре служишь, должен и в колокола звонить.

И ему пришлось самостоятельно постигать ремесло. Архитектура звонницы, правила развески на ней колоколов, технические приемы звона — обо всем он узнал чуть позже, в школе звонарей, а поначалу действовал скорее по наитию. Помогали, безусловно, и навыки, полученные в музыкальной школе.

— В те годы еще не знал, как все по науке делать, потому приходилось приспосабливаться. Всякий первый опыт труден, но одновременно и прекрасен. Потом понимаешь, что справился, потому что на то была помощь и милость Божия, — вспоминает звонарь. — А в 2000 году открылась школа звонарей при минском храме Иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость». Мне посчастливилось попасть как раз в первый выпуск вместе с Богданом Березкиным, известным мастером колокольного звона, магистром искусств, который сейчас возглавляет отделение звонарей. Основатель школы Александр Николаевич Малиновский терпеливо обучал всех нас искусству колокольного звона. Усвоив его уроки, мы уже звонили как специалисты.

Сегодня школа преобразована в отделение звонарей Минского духовного училища. Учеба продолжается несколько месяцев. И после успешной сдачи экзаменов человек получает соответствующий документ о том, что является профессиональным звонарем. Абсолютный слух от учеников не требуется. Главное — желание и чувство ритма. На собеседование приезжают со всей страны — домохозяйки, токари, парикмахеры, школьники. Причем как молодые, так и люди в возрасте. На занятия приходят по разным причинам: одних священник благословляет идти учиться, чтобы на приходе был свой звонарь, другой поступает ради интереса, а третьему хочется на Светлой седмице, когда всем желающим разрешено звонить в колокола, исполнить свою красивую мелодию.

Церковный же звон, который звучит во время богослужений, — дело особенное. Он, как говорят священнослужители, приближает человека к Богу. И только после того, как ученики осознают эту миссию, им разрешают сделать первые удары.

— Музыкальный слух не настолько важен, техника тоже со временем вырабатывается. Путем тренировок можно научить правую и левую руку действовать независимо друг от друга. Но это тоже не сверхзадача, ведь научиться можно и гораздо более удивительным вещам, — объясняет Иоанн. — К примеру, ученый Огюст Пиккар, изобретатель стратостата и батискафа, будучи левшой, разработал свою правую руку до совершенства. В итоге у него получалось одновременно обеими руками писать доказательство теоремы и делать чертеж ее на доске. У звонаря все гораздо проще, и если есть желание, трудолюбие и практика, то рано или поздно все получится.

С Божьей благодатью

Все церковные искусства — иконопись, архитектура, шитье, пение, литье колоколов и колокольный звон — базируются на вере.

— Бывают звонари, часто в среде интеллигенции, которые занимаются, причем весьма успешно, колокольной музыкой только потому, что она им нравится. А вот к вере у них отношение достаточно прохладное, — рассказывает Иоанн Шишов. — Но церковный колокольный звон — это не просто музыка или атрибут церковной жизни, а особый вид молитвы Богу, проповедь, которая в верующей душе пробуждает светлое, радостное настроение. Поэтому звонарь при храме — это, конечно же, верующий человек.

По мнению собеседника, даже если ты овладел колокольным искусством, вдохновение никогда не помешает. А если за тебя кто-то еще и помолился, то и звон получается особенный, берущий за сердце.

— Колокольня сродни оркестру, где есть высокие, средние и низкие голоса. А звонарь подобен дирижеру, который помогает музыкантам не просто извлекать из инструментов звуки, но и превращать их в духовное переживание, — говорит Иоанн Шишов. — Когда ты дергаешь за веревочки и колокол начинает звонить, кажется, что музыка идет из самой глубины души человека.

Колокольный звон — это искусство, и оно ждет не просто послушного исполнителя, а вдохновенного мастера. А потому важно даже настроение, с которым выполняешь свою работу.

— Печаль — это грех, омрачающий душу. И если ты подходишь к колоколу с темной тучей в душе, какой звук получится? Явно без Божьей благодати. Поэтому, по возможности, ты должен молиться перед началом звона и оставлять свое настроение за вратами колокольни.

Звонарь — это призвание, которое дает сам Господь. Утверждают, иногда случается так, что колокол и звонарь сливаются воедино, становясь неразделимым целым. В свое время, рассказал Иоанн Шишов, в школу звонарей приезжал профессор из Смоленска, который занимался наукой кампанологией, изучающей колокольный звон и колокола. Он объездил много городов, изучал старинные колокола. Однажды ученый муж стал свидетелем особо близких, «живых» отношений между звонарем и его инструментом: он говорил — и колокол отзывался на его речь гулом, а когда звучал колокол, возникал потрясающий резонанс в груди этого профессора.

— Понимаете, в звуке колокола, помимо главного, основного тона, присутствует еще множество обертонов, своеобразной уникальной окраски. И теоретически голос человека и звон колокола могут попадать в резонанс, — рассуждает Иоанн Шишов. — Но, скорее всего, звонарю для поиска такого колокола может понадобиться целая жизнь. Мне такого пока не встречалось.

Сложный инструмент

Несмотря на простой внешний вид, колокол довольно сложный музыкальный инструмент. Его внутренняя кристаллическая структура, как туго натянутая струна, постоянно находится в напряженном состоянии. Колокол требует бережного отношения, его можно и разбить. На морозе, например, плоть колокола становится более хрупкой.

Утверждают, что колокольный звон имеет не только физические, но и мистические свойства, что он способен очищать воздух от всякой заразы и даже лечить разные болезни.

— Какого рода воздействие оказывает колокольный звон на болезнетворные микробы? Для ответа на этот вопрос достаточно взять чашку Петри, посеять, к примеру, кишечную палочку, положить под колокол и сделать обычный трезвон перед началом службы, а потом поинтересоваться наличием или отсутствием на этом сосуде микроорганизмов, — рассуждает собеседник. — Другое дело, если мы говорим о неком мистическом, духовном воздействии. Например, к иконам за время службы прикладываются сотни людей, и считается, что стекло остается на них стерильным, то есть благодать очищает. Возможно, похожее воздействие оказывает и колокольный звон. Ведь колокол — это не просто слиток бронзы, а прежде всего икона в звуке, произведение искусства. На нем изображены иконы, есть специальный чин освящения колокола, который называется «Чин благословения кампана сиесть колокола или звона». Звук колокола Александро-Невского храма слышен за километр, а знаменитого Сысоя в Ростове Великом — на расстоянии 20 верст! Вместе со звоном передается и благодать. В «Деяниях святых апостолов» описано, что платки и опоясания апостола Павла исцеляли людей, значит, благодать может сохраняться и передаваться разными способами, в том числе и через предметы, которые принадлежали святым людям.

Был такой академик Фатей Шипунов, умерший в 90-е годы. Как горячо верующий человек, он пытался защищать Церковь. Активно занимался научными исследованиями, доказывая, что колокольный звон уничтожает болезнетворные микробы. И даже просчитал, какова суммарная мощь звучания всех колоколов во время праздников. По его мнению, энергия колокольного звона в это время способна даже отклонить ракету средней дальности!

— Предположение звучит, безусловно, несколько фантастично. Так это или нет — судить не берусь. Возможно, Фатей Шипунов таким образом пытался убедить «товарищей» из ЦК в своей правоте, — говорит Иоанн Шишов. — Академик старался возродить дореволюционные колокольные традиции.

Колокол не случайно напоминает раструб трубы. Звук колокола — это напоминание про трубу Архангела, которая прозвучит в час Страшного Суда. Это вечный зов: Господь призывает блудных детей века сего вернуться в Отчий дом. У внимающих и понимающих звон может очищать душу, волновать и радовать, останавливать суету и помогать нам самим становиться инструментами для прославления Бога. Как написал Василий Жуковский, «мне светит солнце и луна, любуюсь на зарю и, слыша благовест, с тобой, создатель, говорю».

Благовест — мерные одиночные удары в большой колокол (благовестник).

Трезвон — несколько одновременно звонящих колоколов.

Перебор — погребальный звон. Совершается поочередными ударами в каждый колокол от малого к большому с последующим ударом «во вся».

Перезвон — печально-торжественный звон. Совершается поочередными ударами в каждый колокол от большого к малому.

Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента.

Елена ЕЛОВИК,

фото — Виталий ПИВОВАРЧИК,

газета «7 дней».-0-