Новости

«Пойдем в Вифлеем!» Как прожить до Рождества

«Пойдем в Вифлеем!» Как прожить до Рождества

Рассказать новость близким:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Если читать Священное Писание не только как изложение состоявшихся событий, но и как руководство к действию, то так или иначе любое обращение Господа к человеку мы должны примерять на себя.

Причем если призывы Господа к персонажам Ветхого Завета напоминают нам о том, что мы должны быть готовы к послушанию Ему, причем часто ветхозаветные требования Бога применительно к нам надо понимать аллегорически (в самом деле, не должны же мы своих детей в жертву приносить, если услышим голос с небес — скорее стоит срочно направить свои стопы к психиатру), то в Новом Завете Господь с момента Своего воплощения говорит уже прямо и лично нам.

Вот и в Евангелии от Луки Он через ангелов обращается не только к пастухам в поле. И вовсе не только пастухи отвечают на Его обращение.

«В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим.

И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях.

И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!

Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь» (Лк.2,8-15).

Попробуем поразмышлять над этим фрагментом.

Пастухи

У многих святых (например, Феофилакта Болгарского) можно найти объяснение, почему первыми о рождении Спасителя услышали пастухи: потому что они были просты и открыты Богу. Но есть еще один немаловажный момент: они оставались послушными и ответственными исполнителями возложенных на них обязанностей. Глубокой ночью они сторожили свое стадо. А овцы могут пастись и без специального надсмотрщика, тем более что у пастухов наверняка была собака, которая могла бы в случае какого-то происшествия (типа нападения волка) защитить стадо и разбудить пастухов.

Разумеется, никто из разумных скотоводов не пошел бы спать, пока не загнал стадо, и не прекращал бы присматривать за ним. Так что пастухи были разумны.

И в этом нам урок: если мы взяли на себя некий труд и, шире, если нам Богом даны заповеди, то все это стоит исполнять, дабы не произошел провал и в практической жизни, и в духовной.

Над чем еще можно задуматься?

Пастухи выполняли общественно полезное дело. Пасти овец — это служить людям. Тоже урок для нас: надо что-то делать для ближних. Выполнять вторую заповедь Христа о любви к ним.

Но и про первую заповедь забывать не стоит. Какова реакция пастухов на явление ангелов и славы Господней? Они убоялись страхом великим. Этот страх — не испуг и не паника. Это страх благоговейный, тот, о котором феноменологи религии говорят как о «чувстве нуминозного». Misterium tremendum, священный трепет, «благоговейный страх рождественского ожидания» — именно так его называет классик феноменологического направления в религиоведении Рудольф Отто. Это ощущение себя творением перед Творцом.

Готовность к этому ощущению, всепоглощающая любовь к Богу — еще одно условие движения к Рождеству.

Ангелы

Вестники Господа начинают свою речь так: «Не бойтесь». Этими же словами приветствует Гавриил Захарию; ими же ангел обращается к Иосифу Обручнику, сообщая ему, что Невеста его ждет дитя от Духа Святого. Только Деву Марию ангел сначала приветствует: «Радуйся, Благодатная!» — и лишь потом поясняет: «Не бойся, Мария».

В этом «не бойся» есть три мотива. Первый: не сомневайся, кто перед тобой — духи, пришедшие от Господа, не вражеское искушение, мы не пугать пришли и не обманывать. Именно поэтому Марии Гавриил говорит эти слова после почтительного приветствия — Она была чиста и ангелов бы не боялась, могла лишь смутиться от непонимания происходящего. По Преданию, Она с детства была знакома с ангелами, с которыми общалась в Святом святых в Храме Иерусалимском — то есть с детства пребывала в богообщении.

Второй мотив можно отнести к тому самому «чувству нуминозного». Это другой страх, страх возвышенный, мистический, трепет творения перед Творцом. Ангелы предупреждают: «Перед нами не должно быть такого страха, мы сами — лишь творения Божии».

Это совершенно великолепный урок профилактики идолопоклонства. Даже то, что дано Богом, не должно затмевать Его.

В нашей духовной жизни ничто не должно быть «потому что так надо» — все должно быть осмысленным, все должно напоминать о Боге, а не заменять Его.

Вот начинается Рождественский пост, и самое глупое, что мы можем в течение этого периода сделать — просто готовить продукты, разрешенные календарем. Пост — вещь прикладная, инструментальная, и постящемуся хорошо бы постоянно помнить об этом и думать о том, насколько этот инструмент действенный. Что во мне обнажает пост? Я становлюсь раздражительнее? Постараюсь контролировать себя. Я унываю? Буду преодолевать и этот грех.

Наконец, третий мотив — просто призыв не бояться. И сегодня для нас он выходит, похоже, на первое место. Ангелы говорят пастухам: кончилось время страхов, Спаситель родился, Он победил все страшное.

О том же они говорят и нам: хватит бояться, у нас есть Защитник — Иисус Христос, Он нас ни на секунду не оставит.

Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или дурные новости, или падение уровня жизни, или коронавирус? 2020 год был отвратительным — мы боялись, теряли покой и близких, ругались и отчаивались. Но пройдут какие-то полтора месяца, и наступит Рождество, а раз наступит Рождество, то и все скорби и тесноты рано или поздно закончатся, не в силах терпеть присутствие Божье. Мы найдем Младенца в пеленах, лежащего в яслях.

На пути к Вифлеему

Фраза пастухов — инструкция, которую нам хорошо бы дать самим себе: «Пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось».

40 дней мы будем идти в Вифлеем — хорошо, что не 40 лет, как древние евреи из Египта в Землю Обетованную. Идти придется ночью — в самое холодное время года, в самое темное, мы непременно будем спотыкаться о камни, еще пойди найди подходящую для встречи родившегося Спасителя пещеру… Но идти надо. Никто не заставляет вроде бы, но всем сердцем хочется прочувствовать, что там случилось — что скитания человечества кончились, что мы не напрасно живем, потому что земная жизнь — первое мгновение жизни вечной, в которой эта Встреча будет окончательной и бесповоротной.

На Святой Земле есть предание, что пастухи были так потрясены пережитым ими, что завещали похоронить их на месте, где ангел сообщил им величайшую весть. На этом поле стоит монастырь преподобного Феодосия, основателя общежительного монашества, то есть фактически научившего монахов жить одной семьей.

Если верить другому великому преподобному, Иоанну Лествичнику, что монахам свет — ангелы, а мирянам свет — монашеская жизнь, то, можно сказать, Феодосий Великий, сам того не зная, призвал всех людей к единству в братской любви. И сделал это на месте, где было озвучено наступление радости всем людям — родился Спаситель, Который есть Христос Господь.

Что ж, берем посохи (можем считать, что практика поста — и есть этот посох) — и идем в Вифлеем, город царя Давида, к Нему — Царю царствующих. Конечной остановкой должен стать наш внутренний Вифлеем — Царство Божье внутри нас. А наше сердце — яслями, в которых лежит повитый пеленами Богомладенец.

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

pravmir.ru